WWW.ДЕНЬСИЛЫ.РФ

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Медицина

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

Анализ возможных механизмов фармакологической реверсии кардиального ремоделирования при хронической сердечной недостаточности

-- [ Страница 2 ] --
  1. В основе структурного ремоделирования миокарда лежит нарушение баланса между инициаторными и эффекторными звеньями апоптоза и пролиферации. В этой связи подавление процесса апоптоза путем блокады 1-адренорецепторных сигнальных путей является несомненным ключевым компонентом кардиопротекторного эффекта -АБ.
  2. Наиболее выраженный у -АБ III поколения небиволола и карведилола, кардиальный антиапоптотический эффект развивается как при альтеративной, так и при пластической форме ХСН, представляя собой универсальный принцип действия -АБ вне зависимости от генеза ХСН.
  3. В основе кардиопротекторного эффекта -АБ небиволола и карведилола, а также иАПФ моэксиприла при экспериментальной пластической ХСН у крыс лежит способность этих ЛП оказывать стабилизирующее влияние на структуры сократительного и энергетического аппаратов КМЦ, поддерживать в относительной целостности ядерный компартмент, сарколемму и межмиоцитарные вставочные диски, активировать процессы внутриклеточной регенерации, нормализовать ультраструктуру миофибрилл, митохондрий и саркоплазматического ретикулума, уменьшать выраженность внутриклеточного и интерстициального отека и понижать морфофункциональную активность фибробластов, а также подавлять процесс апоптоза и активировать – аутофагии в КМЦ.
  4. Одним из патогенетически значимых компонентов кардиопротекторного эффекта небиволола и карведилола при экспериментальной адриамицин-индуцированной ХСН у крыс является их нормализующее влияние на баланс полиаминов в тканях миокарда.
  5. Длительное применение кардиоселективного 1-адреноблокатора небиволола в сочетании со стандартной фармакотерапией приводит не только к улучшению клинико-функционального статуса больных ХСН, перенесших острый инфаркт миокарда, но и благоприятным сдвигам показателей кардиогемодинамики и параметров ремоделирования ЛЖ сердца (по данным эхоКГ), а также существенному снижению уровня кардиомаркеров и провоспалительных цитокинов в плазме крови.
  6. 6-месячный курс лечения небивололом в сочетании со стандартной фармакотерапией ХСН обусловливает достоверное снижение активности систем FasL/Fas и TNF-/TNF-RI, а также H-FABP в плазме крови больных, свидетельствующее о снижении выраженности процессов клеточной гибели путем апоптоза и некроза (онкоза) в тканях миокарда.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация изложена на 320 страницах компьютерного текста, иллюстрирована 23 таблицами и 65 рисунками. Диссертация состоит из введения, 7 глав, включающих обзор литературы (глава 1), раздела, посвященного описанию материала и методов исследования (глава 2), 5 глав изложения результатов собственных исследований (главы 3 – 7), заключения, выводов и списка литературы, включающего 352 источника, в т.ч. 72 отечественных и 280 зарубежных.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Э к с п е р и м е н т а л ь н ы й р а з д е л

Объект исследования: 468 белых нелинейных крыс-самцов массой 120 – 150 г, рандомизированных на 23 группы по 6 – 40 животных в каждой.

Животные были разделены на группы:

1) контрольные: I уровня (К0) – которым вводился физ. раствор в режиме и объеме, аналогичном группе АДР; II уровня (АДР) – у которых моделировали пластическую ХСН путем хронического в/бр введения адриамицина (АДР) в курсовой дозе 15 мг/кг массы, разделенной на 6 инъекций, производившихся в течение 2 недель (J. Tong et al., 1991 ; N. Siveski-Iliskovic et al., 1994); III уровня (группы Кн, Кк, Км, Кнм) – которым в течение 10 недель вводили небиволол, карведилол, моэксиприл и комбинацию небиволол + моэксиприл в дозах 1; 10; 1 и по 1 мг/кг/сут per os, соответственно.

2) основные (которым в сочетании с АДР (вводимым в режиме и дозе, аналогичных группе АДР) per os вводили исследуемые ЛП): Н1, Н2, Н3 – небиволол в дозе 1; 0,1 и 10 мг/кг/сут, соответственно; М1, М2, М3 – моэксиприл в дозе 1; 0,1 и 10 мг/кг/сут, соответственно; Кар1, Кар2, Кар3 – карведилол в дозе 10; 1 и 100 мг/кг/сут, соответственно; НМ – небиволол+ моэксиприл в дозе по 1 мг/кг/сут.

3) сравнения (которым в сочетании с АДР (вводимым в режиме и дозе, аналогичных группе АДР) per os вводили ЛП сравнения): А – атенолол (10 мг/кг/сут); Б – бисопролол (1 мг/кг/сут); Мет - метопролол (10 мг/кг/сут); П – пропранолол (10 мг/кг/сут); Кви – квинаприл (2 мг/кг/сут); Пер – периндоприл (2 мг/кг/сут); Э – эналаприл (20 мг/кг/сут).

В ходе эксперимента длительностью 10 недель проводили мониторинг массы животных (в т.ч. для перерасчета разовых доз АДР), суточного потребления пищи и воды, смертности, изменений внешнего вида и поведения.

В качестве материала для исследования служили кровь, сердце и печень, забираемые в соответствии с общепринятыми этическими нормами. Сердце и печень взвешивали, определяя наличие и выраженность гипертрофии миокарда и гепатомегалии. Массу каждого из органов помимо абсолютных значений выражали также в виде коэффициентов – кардиосоматического (kcor) и гепатосоматического (khep), представляющих собой, соответственно, отношение массы сердца (печени) к массе животного, помноженному на 1000 (для сердца) и на 100 (для печени). Еженедельную динамику изменений массы животных разных групп, получавших АДР, рассматривали в качестве меры выраженности генерализованной токсичности, а динамику массы сердца, печени, kcor и khep – органной, соответственно, кардио- и гепатотоксичности (F.A.A. van Acker et al., 2001). При наличии асцита и/или гидроторакса измеряли объем жидкости в брюшной / грудной полости), отмечая ее характер.





В качестве методов регистрации апоптоза в миокарде использовали:

1) определение степени фрагментации ДНК посредством дифференциального центрифугирования фракций поли- и олигонуклеотидов различной молекулярной массы по методу Burton K. (1956) в модификации Рябченко Н.И. (1987) и адаптации для сердца. Для количественной оценки выраженности апоптоза использовали показатель коэффициента фрагментации ДНК – процентное соотношение содержания ДНК во фракциях полидезоксинуклеотидов и дезоксинуклеопротеидов.

2) определение транслокации фосфатидилсерина (ФС) путем анализа его связывания с FITC-меченым аннексином-5 (А5) (S. Yamanaka et al., 2003); при этом использовались Annexin V (FITC) Apoptosis Detection BioAssay Kit (USBiological, USA) и микроскоп Carl-Zeiss «Axioplan-2-mot» с системой для флуоресцентной микроскопии и 2 наборами фильтров (FITC и родаминовым).

Для количественной оценки выраженности апоптоза использовали показатель апоптотического индекса (АИ) – отношение количества А5-позитивных КМЦ к общему числу КМЦ в 10 полях зрения, помноженному на 100.

3) электронно-микроскопический анализ образцов миокарда.

Морфологические методы исследования.

Для оценки влияния ЛП на тканевые элементы миокарда сердца крыс при АДР-индуцированной ХСН использовали:

1) светооптический микроскопический анализ, в ходе которого кусочки стенок ЛЖ и правого предсердия (ППр) сердца фиксировали в жидкости Карнуа и после стандартной гистологической проводки с применением спиртов восходящей концентрации заливали в парафин. Изготовленные срезы толщиной 3-6 мкм окрашивали гематоксилином-эозином, железным гематоксилином по Гейденгайну, азаном по Гейденгайну.

2) электронно-микроскопический анализ: образцы миокарда ЛЖ и ППр в виде кусочков размером 1 х 1 мм фиксировали в холодном 2,5% растворе глутаральдегида на 0,1 М фосфатном буфере (рН = 7,4) с последующей постфиксацией 1% раствором тетраокиси осмия (G.E. Palade, 1952). Материал промывали в холодном растворе фосфатного буфера, обезвоживали в спиртах восходящей концентрации и заливали в аралдит по A.M. Glauert et al. (1958). Полимеризацию блоков производили ступенчато при tо = 48оС и 60оС. Полутонкие срезы (1 мкм), изготовленные на ультратоме УМТП-2, окрашивали 0,1% раствором толуидинового синего. После прицельной заточки блоков на ультрамикротомах УМТП-3М и LKB–8800 изготавливали ультратонкие срезы (50-90 нм), которые последовательно контрастировали в 2,5% спиртовом растворе уранил-ацетата (M.L. Watson, 1958a, 1958b) и растворе цитрата свинца по E.S. Reynolds (1963), а затем просматривали в просвечивающих электронных микроскопах ЭМВ-100 К и Tecnai G2 Spirit Bio TWIN с системой фотосъемки Tecnai Plate Camera System и цифровой видеокамерой высокого разрешения SIS MegaView III.

Содержание агматина и полиаминов в гомогенатах сердца определяли методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (HPLC) с обращенной фазой (G. Wu et al., 1998).

К л и н и ч е с к и й р а з д е л

Клинические исследования проводили в кардиоревматологическом отделении клиники РостГМУ в период 2002 – 2007 гг. При их проведении применялся разрешенный и зарегистрированный в РФ ЛП – кардиоселективный 1-АБ III поколения с NO-модулирующим действием небиволол (небилет, Германия, Berlin-Chemie) в дозе 1,25 – 5 мг/сутки per os.

В клиническое исследование было включено 78 пациентов, в т.ч. 65 (83,3%) мужчин и 13 (16,7%) женщин, с диагнозом ишемическая болезнь сердца (ИБС): постинфарктный кардиосклероз, стабильная стенокардия напряжения II–IV ФК, недостаточность кровообращения (НК) II–IV ст., II–IV ФК (по классификации NYHA (New York Heart Association)). Средний возраст больных по группе в целом составил 60,24±9,96 лет.

Все больные ранее перенесли острый крупноочаговый инфаркт миокарда (ОИМ); повторный ОИМ наблюдался у 9 (11,5 %) больных.

Диагноз ИБС устанавливали на основании жалоб, данных анамнеза заболевания пациентов, ЭКГ в покое и при нагрузке, данных лабораторных исследований в соответствии с Рекомендациями Европейского общества кардиологов (ESC), ВНОК по диагностике и лечению стабильной стенокардии.

Постановка диагноза ХСН происходила на основе жалоб больного, данных анамнеза их заболевания, теста с 6-минутной ходьбой (ТШХ) и инструментального обследования в соответствии с Рекомендациями экспертного комитета Европейского и Российского общества специалистов по СН.

При оценке степени тяжести ХСН по классификации NYHA II ФК выявлен у 39 (50 %) больных, III ФК – 24 (30,8 %), IV ФК – у 15 (19,2 %). Все больные имели признаки ХСН на протяжении последних 1,5 – 2,5 лет и поступили в стационар в связи с декомпенсацией. Длительность ХСН у включенных в исследование больных составила в среднем 3,2±0,7 года.

Критерии включения: клинические признаки ХСН II–IV ФК по NYHA ишемической этиологии в течение > 3 месяцев; сохранная (> 50%), либо сниженная ( 50%) фракция выброса (ФВ) ЛЖ (по данным ЭхоКГ); наличие верифицированных ИБС, стабильной стенокардии напряжения II–IV ФК, ОИМ давностью 1–3 года, постинфарктного кардиосклероза; ЧСС 50 мин-1, АД 90/60 мм рт.ст.; стабильное состояние на фоне неизменной терапии.

Критерии исключения: нестабильное клиническое состояние; гемодинамически значимые нарушения ритма и проводимости, патология клапанов; клинически значимые хронические обструктивные заболевания легких; сопутствующая тяжелая патология (воспалительная, инфекционная, онкологическая).

После получения «Информированного согласия» больные в зависимости от величины ФВ ЛЖ были разделены на 2 группы: 1-ую группу (Н I) составили 33 пациента с ХСН II ФК (28 мужчин и 5 женщин), у которых не было проявлений систолической дисфункции и ФВ ЛЖ превышала 50%; 2-ую (Н II) – 45 больных (37 мужчин и 8 женщин) с ХСН II–IV ФК и наличием систолической дисфункции (ФВ ЛЖ 50%).

Пациентам обеих групп при отсутствии противопоказаний в дополнение к предшествующей базисной терапии на срок 6 месяцев назначался 1-АБ небиволол, дозу которого титровали в индивидуальном порядке для каждого пациента в течение 4 - 8 недель, начиная с 1,25 мг/сутки, с последующим повышением дозы в 1,5 – 2 раза каждые 2 недели. По окончании периода титрования целевая доза небиволола составила 5 мг/сутки. Контроль состояния пациентов осуществляли на каждом этапе титрования дозы, а также через 6 месяцев после начала терапии небивололом. В случае, если фармакотерапия у пациента уже включала -АБ, ему производилась отмена этого ЛП с последующей (с перерывом минимум в 2 недели) заменой на небиволол. Нежелательных эффектов в процессе применения небиволола не наблюдалось. В качестве группы сравнения выступала сопоставимая по полу, возрасту и клиническим характеристикам группа больных ХСН из 29 человек, получавшая стандартную фармакотерапию без добавления небиволола.

Всем больным исходно и 6 месяцев спустя после начала исследования с целью сравнительного анализа динамики состояния на фоне модифицированной схемы фармакотерапии проводилось комплексное клинико-инструмен-тальное и лабораторное обследование.

Клиническое состояние и динамику ФК больных ХСН оценивали общепринятыми методами. Использовали шкалу оценки клинического состояния (ШОКС) в модификации В.Ю.Мареева (2000), итоговый результат выражали в % от максимально возможного количества баллов (20). Толерантность к физической нагрузке анализировали по тесту с 6-минутной ходьбой (ТШХ)

Для оценки состояния кардиогемодинамики, морфо-функциональных параметров и структурно-геометрического КР ЛЖ сердца проводилась трансторакальная эхокардиография (ЭхоКГ) на аппарате «ACUSON Aspen» (Siemens, USA) датчиком 7,5 МГц c использованием М, B и PW режимов в соответствии c рекомендациями Американского общества эхокардиографистов (Shiller, 1991) и Европейской исследовательской группы по диастолической СН (1998).

Лабораторные исследования. В плазме крови больных методом ИФА при помощи соответствующих тест-систем до и через 6 месяцев после начала фармакотерапии определяли содержание про- и противовоспалительных цитокинов: интерлейкинов IL-1, IL-6 и IL-8, raIL-1, -интерферона (-ИФ), фактора некроза опухолей- (TNF-) (все - Вектор-Бест, Россия); кардиомаркеров - Nt-proBNP (Biomedica Gruppe, Austria), гомоцистеина (Axis-Shield, UK), маркеров апоптоза – sFas и sFasL (Bender Medsystems, Austria), sTNF-RI (Biosource, Belgium), маркера некроза (онкоза) - H-FABP (Hycult biotechnology, Netherlands) и маркера фиброза - TGF- 1 (DRG Instruments, Germany).

В ходе ИФА, проводимого в иммунологической лаборатории Ростовского научно-исследовательского института акушерства и педиатрии (РНИИАиП), использовались термошейкер ST3 (Латвия) и аппарат для промывания планшетов Elisa Washer Human (США), оценку полученных результатов проводили на фотометре Multilabel Counter 1420 Victor (Финляндия).

Образцы крови больных получали из локтевой вены в стандартном режиме: в ранние утренние часы натощак, до приема лекарственных препаратов, после пребывания больного в положении лежа в течение 1 часа. Кровь надлежащим образом центрифугировали, плазму хранили при t = -700С.

Статистическая обработка результатов исследований проводилась согласно общепринятым методам с определением средней арифметической, ошибки средней. Статистическую обработку данных проводили с помощью компьютерной программы Statistica 6.0 (Statsoft). Достоверность различий между исследуемыми группами определяли с помощью t-критерия Стьюдента после проверки распределения на нормальность. Статистически значимыми считали отличия, соответствующие величине ошибки достоверности p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Регистрация апоптоза в миокарде при экспериментальной пластической АДР-индуцированной ХСН у крыс.

  1. Анализ влияния изучавшихся ЛП на степень фрагментации ДНК в клетках миокарда при экспериментальной ХСН у крыс.

При экспериментальной регенераторно-пластической ХСН у крыс происходит интенсификация апоптотической КГ в миокарде. Об этом, по нашим данным, свидетельствует более, чем 2х-кратное повышение показателя коэффициента фрагментации (КФ) ДНК, зарегистрированное у крыс группы АДР по сравнению с контролем (группа К0) (табл. 1, рис. 1).

Таблица 1. Эффекты -АБ и иАПФ на коэффициент фрагментации ДНК в миокарде крыс с АДР-индуцированной ХСН (М ± m)

Группа

(маркировка)

Группа

(расшифровка)

Кол-во

крыс (n)

Коэффициент фрагментации



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 




Похожие работы:







 
2013 www.деньсилы.рф - «МЕДИЦИНА-ЛЕЧЕНИЕ-ОЗДОРОВЛЕНИЕ»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.