WWW.ДЕНЬСИЛЫ.РФ

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Медицина

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Половой диморфизм одонтометрических характеристик у жителей пензенского региона 21 – 36 лет в зависимости от параметров кранио-фациального комплекса

-- [ Страница 4 ] --

У женщин ширина медиального резца превышает ширину латерального на 18,8 % справа и на 18,3 % слева (р<0,01). Толщина медиального резца больше толщины латерального на 9,4% справа и на 9,0 % слева (р<0,01). Различия в массивности коронок между медиальным резцом и латеральным составляют 26,1 % справа и 25,9 % слева с преобладанием медиального (р<0,01). У мужчин ширина медиального резца больше латерального на 22,4 % справа и на 22,5 % слева (р<0,01). Толщина медиального резца превышает толщину латерального на 10,3 % справа и слева. Массивность коронки медиального резца превышает таковую латерального на 30,5 % справа и 30,6 % слева (р<0,01).

По результатам оценки межрезцового индекса установлено, что у женщин данный показатель на 3,7 % выше, чем у мужчин (81,37±0,59 и 77,64±0,53, соответственно) (р<0,05), что свидетельствует о преобладании редукции латерального резца у мужчин.

Изучение индекса премоляров показало отсутствие достоверных половых различий по данному признаку (104,76±0,76 и 106,72±0,53 у мужчин и женщин, соответственно) (р>0,05).

В ходе исследования проведена оценка степ-индексов. Второй степ-индекс, характеризующий отношение размеров второго премоляра к первому моляру, информативен для нижней челюсти и по нашим данным составляет 81,17±0,69 у мужчин и 82,27±0,65 у женщин.

Величина третьего степ-индекса, показывающего размерные взаимоотношения второго и первого моляра одной челюсти, на верхней челюсти составляет 91,53±0,54 и 93,13±0,36 у мужчин и женщин, соответственно. На нижней челюсти данный показатель отмечен на уровне 92,94±0,36 в мужской группе и 93,12±0,36 – в женской. В обеих половых группах не отмечено достоверных различий в значениях третьего степ-индекса верхней челюсти и аналогичного показателя нижней челюсти. Статистически достоверных половых различий по показателям второго и третьего степ-индекса также не выявлено (р>0,05).

При оценке четвертого степ-индекса установлено, что более высокое значение четвертого степ-индекса характерно для нижней челюсти как у мужчин, так и у женщин (р<0,05).Следовательно, можно говорить о преобладании эволюционных процессов третьих моляров на верхней челюсти.

В ходе исследования установлено, что частота встречаемости лопатообразности резцов у мужчин и женщин практически совпадает (34,7 % 34,5 %, соответственно). Однако у мужчин данный признак в большинстве случаев присутствовал у лиц с мезоцефалической формой черепа (70,6 %), по типу лица носители данного признака чаще являлись мезопрозопами (44,2 %).

У женщин лопатообразность резцов одинаково часто встречалась у мезоцефалов и брахицефалов (по 45 %), каждая десятая носительница данного признака являлась долихоцефалом. Чаще у женщин с лопатообразностью резцов встречался мезопрозопический тип лица (45 %).

Лингвальный бугорок у резцов и клыков чаще обнаруживался у мужчин по сравнению с женщинами (31,6 % и 27,6 %, соответсвенно). У мужчин данный признак в половине случаев (51,6 %) присутствовал у мезоцефалов. Тип лица при наличии лингвального бугорка у мужчин чаще регистрировался как лептопрозопический (46,9 %).

Среди женщин, имеющих лингвальные бугорки, также чаще встречались мезопрозопы (46,9 %), однако тип лица при этом, в отличие от мужчин, преобладал эурипрозопический (46,9 %)(таб.4). Наши данные отличаются от результатов Г.Г. Манашева: наличие лингвального бугорка у юношей г. Красноярска им регистрировалось в 53,7 % случаев, а у девушек значительно реже – 6,21 %.

У каждого второго исследуемого мужчины отмечались различные варианты краудинга (51,0 %), несколько реже это явление присутствовало у женщин (42,2 %). %. Показатель краудинга у мужчин практически совпадает с данными Г.Г. Манашева (53,7 %), однако различия данного показателя в женской группе существенны (по данным того же автора он составляет 6,2 %).

Краудинг в мужской и женской группах чаще встречался у мезоцефалов (в 48 % случаев у мужчин и в 49 % - у женщин). Реже он обнаруживался у брахицефалов и наименьший процент - у долихоцефалов (18 % у мужчин и 8,1 % у женщин).

В мужской группе краудинг чаще присутствовал у лиц с лептопрозопическим типом лица (48 %), немного реже он встречался у мезопрозопов (40 %), у эурипрозопов он отмечен всего в 12 % случаев.

У женщин явление краудинга чаще всего регистрировалось у мезопрозопов (в 46,9 % случаев). Эурипрозопы (32,7 %) и лептопрозопы (20,4 %) при этом явлении встречались значительно реже.

Диастема одинаково редко встречалась у мужчин (7,1 % случаев) и женщин (7,8 % случаев).

Сочетание лопатообразности резцов с лингвальным бугорком у мужчин регистрировалось в 15,3% случаев, что несколько ниже, чем у женщин (18,9 % случаев). Также у женщин преобладала частота встречаемости комплекса «лопатообразность - лингвальный бугорок - краудинг» на 2,5 % по сравнению с мужчинами (14,7 % и 12,2 %, соответственно) (таб. 4).

Таблица 4

Признаки эволюционных изменений зубочелюстной системы

Признак Мужчины Женщины
Абсолют.
показатель
% Абсолют.
показатель
%
Лопатообразность резцов 34 34,7 40 34,5
Лингвальный бугорок 31 31,6 32 27,6
Краудинг 50 51,0 49 42,2
Диастема 7 7,1 9 7,8
Сочетание лопатообразности с лингвальным бугорком 15 15,3 22 18,9
Сочетание лопатообразности, лингвал. бугорка, краудинга. 12 12,24 17 14,7




Аномальное расположение клыка в зубной дуге (в вертикальном, сагиттальном направлении и тортоаномалии) у мужчин встречалось в 20,4 % случаев, что превышает данный показатель у женщин –13,8 % случаев. В структуре проявления данного признака у мужчин отмечено его преобладание на нижней челюсти, в то время как у женщин данная аномалия чаще встречается на верхней челюсти (таб. 5).

Таблица 5

Распределение аномального расположения клыка

всего Верхняя челюсть Нижняя челюсть
абсолют % абсолют % абсолют %
Мужчины 20 20,4 3 3,1 17 17,3
женщины 16 13,8 10 8,6 6 5,2

У мужчин аномальное расположение клыка в зубной дуге одинаково часто встречается в сочетании с мезоцефалией и мезопрозопией, брахицефалией и мезопрозопией, брахицефалией и лептопрозопией.

У женщин данная аномалия чаще сочетается с долихоцефалической формой черепа и лептопрозопическим типом лица.

Адентия латерального резца верхней челюсти в 2,1 раза чаще встречалась у женщин (4,3 % и 2,04 % у женщин и мужчин, соответственно).

Мужчины с адентией латерального резца имели мезоцефалическую форму черепа и лептопрозопический тип лица. Среди женщин, имеющих аналогичную проблему, двое исследуемых имели мезоцефалическую форму черепа и лептопрозопический тип лица, две являлись долихоцефалами и лептопрозопами, а одна являлась брахицефалом и эурипрозопом.

Бугорок Карабелли у мужчин встречался в 22,4 % случаев, что в два раза чаще, чем у женщин (11,2 %). У всех пациентов бугорок Карабелли отмечен у первых моляров верхней челюсти, на вторых молярах данное образование не выявлено. По данным Г.Г.Манашева (2000), у юношей г. Красноярска бугорок Карабелли регистрировался в 43,1 % случаев, у девушек – всего в 10%. Распространенность данного образования на территории России неодинакова - от 2,7 % у бурят (Халдеева Н.И.,1979) до 61,3 % в Дагестане (Гаджиева Ю.М., 1975).

У мужчин бугорок Карабелли одинаково часто встречается в сочетании с мезоцефалией и эурипрозопией, мезоцефалией и лептопрозопией.

У женщин бугорок Карабелли чаще всего встречается в сочетании с мезоцефалией и эурипрозопией. Реже он отмечен у долихоцефалов и лептопрозопов.

При изучении степени редукции гипоконуса моляров верхней челюсти в обеих половых группах обнаружено отсутствие данного явления у первых моляров, у вторых моляров редукция различной степени выраженности фиксировалась в 82,8 % случаев у мужчин и в 76,8 % случаев у женщин. Г.Г. Манашев (2000) также констатирует преобладание частоты редукции гипоконуса у мужчин по сравнению с женщинами (44,9 % и 25,3%, соответственно). У всех третьих моляров в обеих группах выявлена различная степень редукции гипоконуса.

При изучении количества бугорков моляров нижней челюсти, связанной с редукцией гипоконулида, у мужчин выявлено отсутствие четырехбугорковых форм первых моляров, среди вторых моляров, наоборот, в основном обнаруживались четырехбугорковые формы (95,7 %). Третьи моляры нижней челюсти чаще имели пять бугорков на жевательной поверхности (в 58,1 % случаев), несколько реже встречались четырехбугорковые варианты (41,9 %).

Изучение аналогичного признака у женщин также показало отсутствие четырехбугорковых форм первых моляров. Вместе с тем отмечено преобладание четырехбугорковых вторых моляров нижней челюсти (95,1 %), пятибугорковые формы встречались лишь в 4,9% случаев. В отличие от мужчин, у женщин среди третьих моляров четырехбугорковые варианты строения встречались в два раза чаще, чем пятибугорковые (67,3 % и 30,1 % четырех- и пятибугорковые, соответсвенно).

Таким образом, при изучении морфологических элементов, характеризующих эволюционные изменения зубочелюстной системы, установлено, что в мужской группе редукционные процессы преобладают у мужчин с мезоцефалической формой черепа и лептопрозопическим типом лица.

Среди женщин, обнаруживающих признаки редукционного комплекса, преобладают мезоцефалы с эури-, реже мезопрозопическим типом
лица.

ВЫВОДЫ


  1. Для женщин Пензенского региона наиболее характерными являются мезоцефалическая форма черепа, по типу лица они чаще являются мезопрозопами и эурипрозопами. Среди мужчин наиболее часто встречаются субъекты с мезоцефалической и брахицефалической формами черепа и лептопрозопией.
  2. Большинство абсолютных размеров головы и лица преобладают у мужчин по сравнению с женщинами. Наибольшие половые различия выявлены в морфологической высоте лица на 5,7%, верхней высоте - на 5,2%, в обхвате головы - на 2,8%.
  3. Параметры зубных дуг верхней и нижней челюстей отличаются большими размерами у мужчин. В области первых премоляров верхней челюсти ширина зубной дуги у мужчин на 6,7% больше, чем у женщин, в области первых моляров верхней челюсти ширина зубной дуги у мужчин превышает аналогичный показатель у женщин на 6,5%. В области первых премоляров нижней челюсти ширина зубной дуги у мужчин на 5,7% выше, чем у женщин. В области первых моляров нижней челюсти преобладание данного признака у мужчин составляет 6,1%.
  4. Одонтометрические характеристики постоянных зубов имеют признаки полового диморфизма. Наибольшие половые различия абсолютных и относительных размеров зубов выявлены у медиальных резцов верхней (на 12,4% справа и 12,6% слева) и нижней (13,1% справа и 13,3,% слева) челюстей, верхних клыков (9,9% справа и 9,6% слева), первых верхних моляров (9,9%справа и 9,6% слева).
  5. Процессы редукции зубочелюстной системы преобладают у мужчин, что проявляется более низкими значениями межрезцового индекса, большей частотой встречаемости краудинга, сужения зубной дуги, бугорка Карабелли, редукции гипоконуса верхних моляров.
  6. В большей степени редукции подвержены третьи моляры верхней челюсти как у мужчин, так и у женщин, что выражается в более высоком значение четвертого степ-индекса у лиц обоего пола, большей вариабельностью абсолютных и относительных одонтометрических показателей данных зубов.
  7. Признаки редукции зубочелюстной системы преобладает у мужчин с мезоцефалической формой черепа и лептопрозопическим типом лица и женщин с мезоцефалической формой черепа и эурипрозопическим типом лица.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Зюлькина Л.А. Актуальность исследования одонтометрических показателей и проблемы редукции жевательного аппарата в зависимости от сомато- и кефалотипа среди населения Пензенской области / П.В. Иванов, О.В. Калмин, И.В. Маланьин, Л.А. Зюлькина, Г.В. Емелина, Е.Н. Шастин //Успехи современного естествознания. М., 2008. № 12. С. 13-17.
  2. Зюлькина Л.А. Редукция жевательного аппарата в зависимости от сомато- и кефалотипа на примере жителей Пензенского региона / Л.А. Зюлькина, П.В. Иванов //Научные труды IX международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке». М., 2008. С. 253-254.
  3. Зюлькина Л.А. Распространенность основных стоматологических заболеваний в г. Пензе и Пензенской области / Г.В. Емелина, П.В. Иванов, О.В. Калмин, И.В. Маланьин, Л.А. Зюлькина, Е.Н. Шастин // Научные труды IX международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке». М., 2008. С. 255.
  4. Емелина Г.В., Иванов П.В., Калмин О.В., Маланьин И.В., Зюлькина Л.А., Шастин Е.Н. Актуальность изучения распространенности основных стоматологических заболеваний в Пензенском регионе // Актуальные проблемы медицинской науки и образования: Труды II межрегиональной научной конференции. – Пенза, 2009. – С.84-85.
  5. Зюлькина Л.А. Одонтометрический анализ диагностических моделей челюстей женщин Пензенского региона первого зрелого возраста / Л.А. Зюлькина, П.В. Иванов, О.В. Калмин, И.В. Маланьин, Г.В. Емелина, Е.Н. Шастин // Актуальные проблемы медицинской науки и образования. Сбор. трудов межрег. науч конф. Пенза. 2009. С. 94-95.
  6. Зюлькина Л.А., Иванов П.В., Калмин О.В., Маланьин И.В., Емелина Г.В., Шастин Е.Н. Исследование проблемы редукции жевательного аппарата жителей Пензенского региона с различными сомато- и кефалотипами // Актуальные проблемы медицинской науки и образования: Труды II межрегиональной научной конференции. – Пенза, 2009. – С.95-96.
  7. Иванов П.В., Калмин О.В., Маланьин И.В., Зюлькина Л.А., Емелина Г.В., Шастин Е.Н. Актуальность исследования одонтометрических показателей и проблемы редукции жевательного аппарата в зависимости от сомато- и кефалотипа среди населения Пензенской области // Фундаментальные исследо

    Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
     




Похожие работы:







 
2013 www.деньсилы.рф - «МЕДИЦИНА-ЛЕЧЕНИЕ-ОЗДОРОВЛЕНИЕ»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.